> > > >

 
04.11.2005, 18:19   #
Инкогнито
 
 
Регистрация: 19.05.2005
Сообщений: 10
По умолчанию Архив


Просмотр полной версии : Лисье мироподозрение.


Kitsune Magnifica
20.11.2007, 10:52
Постараюсь ненавязчиво размещать здесь свои опусы от прозы. Они могут напоминать что-то, но полностью являюстся порождением моей фантазии. Как-то: Агнесса возникла задолго до того, как я прочитала/посмотрела "Ленор", милую, маленькую и мёртвую.

Добавлено через 2 минуты
— Mein Angst… Angst… Angst…
— Здравствуй, девочка.
Дитя очаровательно хлопнуло ресницами и обернулось. Над ней возвышалось нечто высокое, чёрное, страшное. Оно противно пахло тухлой рыбой, и было очень дружелюбно настроено.
— Здравствуйте, — девочка сделала изящный книксен и улыбнулась.
— Что ты делаешь в этом страшном месте в столь поздний час? — поинтересовалось существо.
— Эмм… Я? Цветочки собираю.
Для убедительности девочка помахала пучком облезлых пластмассовых розочек.
Существо окосело.
— Девочка… тебе сколько лет?!
— Десять в мае исполнилось.
— Ты собираешь цветочки на кладбище в три часа ночи?!
— А что? Это плохо, или, может быть, нельзя?
Существо закашлялось, запах протухшей рыбы усилился.
—А вы, дяденька, кто? Рыбак, что ли?
—Да нет… я того… сапожник.
— Из рыбы, что ли, обувь шили?
— Да нет… я это… после работы ещё не умылся.
— Дяденька, а вам не кажется, что вам уже поздно мыться?
Дяденька закашлялся снова. Над девочкой что-то просвистело, и со шлепком вмазалось в надгробие.
—А это что такое было? — ехидно осведомилась девочка. — Стельку случайно проглотили?
— Да нет…
— Правильно, это было ваше лёгкое. Правое, если не ошибаюсь.
Если бы мертвецы могли умереть от шока, дяденька уже как минимум пять раз скончался бы. Но он собрался и попытался вернуть управление ситуацией в свои руки.
— А что ты за песенку такую пела по дороге?
— Вы про это?
Девочка забралась на могильный холмик, трогательно прижала к груди букетик и пропела:
«Meinen zweiten Namen - die Angst, die Angst, die Angst,
Meine Angst, Meine Angst, Meine Angst —
Dein Tod, dein Tod, dein Tod. »
— Милая песенка, правда? — Агнесса спрыгнула с холмика, и обаятельно улыбнулась.
Дяденька почесал в затылке — со скрежетом потёр костяшками череп. Икнул, снова завоняло тухлой рыбой.
— Милая…
—А вообще-то ты здесь за тем, чтобы изнасиловать и убить девушку, которой уже месяц, как писал любовные письма?
— Нет, ты что?! — взвизгнул мертвец.
— Ну, я могу ошибаться. Допустим, не изнасиловать и убить, а убить и изнасиловать. Или изнасиловать, убить и снова изнасиловать. Кто же нас, мертвецов, знает.
— Слушай… слушай, — мертвец чуть не плакал, — отстань от меня, а? Меня всё-таки девушка ждёт.
— Не-а. Уже не ждёт, — противным голоском сказала Агнесса.
Из мертвеца не вырвалось ничего умнее, чем «Что ты с ней сделала?!!»
— Изнасиловала, убила и снова изнасиловала, — и девочка разразилась адским «Буго-га-га-га-га!!!». Потом взвизгнула «Хи-и-йа-ах!!!», и снесла мертвецу голову с плеч. Затем вынула из-за пояса шестнадцатикилограммовый пистолет, и прострелила ему сердце, вернее, то место, где оно должно было находиться.
— Requiesсat in pace, вонючка, — хмыкнула она, и ушла, бормоча «Impure the souls of living dead shall be banished into eternal damnation».
Рядом с кладбищенскими воротами она ухмыльнулась девушке, нервно взвизгнувшей при её приближении.
— Там никого не было. Где мои конфеты?
Девушка послушно вытащила из кармана горсть липких сахарных комочков. Спросила:
— Разве тебе не страшно было на кладбище?
Агнесса замерла на секундочку. Поднесла ко рту пальчик.
— Эмм… наверное, да.
Дитя обернулаось к девушке, изобразив во всей красе чёрные провалы глаз, носа и рта, и пронзительно завизжала:
— КАРРРРРРРРАМБА!!!
Девушка с тихим вздохом обмякла и сползла на землю. Агнесса хмыкнула:
— Вообще, за экслутацию детей дают больше.
Почесала кудрявый затылок:
— Хотя… не так уж и страшно. Рыбак рыбака… Ой! Рыбак!
Агнесса по-лошадиному заржала, и, страшно довольная собой, удалилась.

(part I is over)

Alt
20.11.2007, 12:15
гхм, что-то интересное.. Только вот я не уловил, в чём туть суть..