> > > >

 
04.11.2005, 18:19   #
Инкогнито
 
 
Регистрация: 19.05.2005
Сообщений: 10
По умолчанию Архив


Просмотр полной версии : Эротическая поэзия


Chi Chian
13.03.2006, 23:01
Ваши любимые поэтические творения о чувственной любви и страстях Эроса, ваши тайные соблазны и горячие желания, вплетенные в мелодию стихов, ритмичный полет строк, в которых живет огонь вашей плоти...

РУБОКО ШО (вторая половина Х в.) - крупнейший представитель японской поэзии раннего
средневековья (эпоха Хэйан, сер. VII - кон. XII в.) первым дал образцы эротической лирики
в популярной форме танка (пятистишия).

Биографические сведения о нем полулегендарны. Известно лишь, что он занимал высокую должность при дворе, но подвергся опале и умер вдалеке от столицы, в монастыре на острове Цукуси (ныне Кюсю). Поэзия Рубоко была открыта только в конце ХХ века.



***
Улетела
Последняя стая
Ворон сидит одиноко
На кого опустились в дороге
Твои перелетные руки?

***
О пара ночных мотыльков
В любовной истоме
Хаги в полном цвету
Вместе с одеждой
Ты сбросила стыд

***
Мы слишком далеко
Зашли в поцелуях
Наряд твой расстегнут
О как непрочны
Супружеские узы

***
Снова по бедрам
Взбегаю губами
Стан твой лаская
В трепете быстрых крыл
Ласточка промелькнет

***
Кто дал тебе имя
Малышка из квартала Симмати?
Зачем так искусно
Губами ласкаешь коралл?
О бездна блаженства!


***
Ты отбросила полог
И ветренной ночью
Залучила к себе ночевать
И тогда на рукав мой с Небесной реки
Луна опустилась тихонько

Chi Chian
14.03.2006, 11:16
Шарль Бодлер

Лесбос

перевод В.Микушевича

Мать греческих страстей и прихотей латинских,
О Лесбос, родина томительнейших уз,
Где соплеменник солнц и молний исполинских,
Был сладок поцелуй, как треснувший арбуз;
Мать греческих страстей и прихотей латинских.

О Лесбос, где восторг увенчивал терзанья,
Где водопадами срываясь без числа,
Невыносимые кудахтали лобзанья,
А бездна мрачная рыдающих влекла;
О Лесбос, где восторг увенчивал терзанья!

О Лесбос, где влеклась красотка Фрина к Фрине,
Где вторил вздоху вздох, где, смея уповать
На прелести твои, не чуждые богине,
Сафо заставила Венеру ревновать;
О Лесбос, где влеклась красотка Фрина к Фрине.

О Лесбос, млеющий во мраке ночи душной,
Когда, подруг своих приняв за зеркала,
Прельщаясь наготой пленительно-послушной,
Юницы нежили созревшие тела;
О Лесбос, млеющий во мраке ночи душной!

Пусть хмурится Платон, запретное почуяв;
Ты благородная, ты нежная страна.
Свой искупаешь грех избытком поцелуев
И утонченностью оправдана вина;
Пусть хмурится Платон, запретное почуяв!

Страданья вечные твой образ оправдали;
Неотразимая желанная краса
Улыбкою влекла в блистательные дали.
Где грезятся сердцам иные небеса;
Страданья вечные твой образ оправдали!

Кто из богов твои дерзнет проклясть пороки,
Когда в трудах поник твой изможденный лоб,
И в море пролились из глаз твоих потоки?
На золотых весах кто взвесил бы потоп?
Кто из богов твои дерзнет проклясть пороки?

Да не осмелятся судить вас лицемеры,
О девы, чистые средь гибельных услад,
Вы были жрицами возвышеннейшей веры,
И рай был вам смешон, и пресловутый ад!
Да не осмелятся судить вас лицемеры!

Один я избран был для строгих песнопений,
Чтоб девственниц в цвету стихом я превознес;
Один сподобился я черных посвящений,
В которых дерзкий смех и горький сумрак слез;
Один я избран был для строгих песнопений.

С тех пор я на скале Левкадской страж прилежный.
Как зоркий часовой, который что ни миг
Ждет, не возникнет ли в лазури безмятежной
Фрегат стремительный, тартана или бриг;
С тех пор я на скале Левкадской страж прилежный.

Смотрю, спокойно ли, приветливо ли море,
И содрогается в рыданиях скала,
А Лесбос грустно ждет, не выплывет ли вскоре
Труп обожаемой Сафо, что уплыла
Узнать, спокойно ли, приветливо ли море;

Скорбь любящей Сафо, поэта-героини,
Чья красота красу Венеры превзошла,
Поскольку черный глаз прекрасней нежной сини,
Когда клубится в нем страдальческая мгла:
Скорбь любящей Сафо, поэта-героини,

Чья красота красу Венеры затмевала,
Так что волнения не в силах превозмочь
Тот, на кого Сафо над бездной уповала,
Угрюмый океан, в свою влюбленный дочь,
Чья красота красу Венеры затмевала,

Сафо, погибшая в день своего паденья,
Когда, презрев обряд, чарующий сердца,
Она унизилась до мерзкого раденья
И предала себя насилию самца,
Сафо, погибшая в день своего паденья.

И слышится с тех пор над Лесбосом рыданье,
Хотя земля его вселенной дорога,
И в темноте ночной вопит еще страданье,
Пьянящей жалобой озвучив берега;
И слышится с тех пор над Лесбосом рыданье!

Chi Chian
15.03.2006, 14:28
Танука

"Ах, Шибари..."

То частенько, а то редко,
То слабы, а то крепки,
Как верёвочную сетку
Мастер вяжет узелки.

Это вам не танцы в баре!
Намотай себе на ус -
Мастер делает "шибари",
У него отменный вкус.

Я попалась в эти сети -
Стянута втугую грудь,
Вся в верёвках, как в корсете,
Ни согнуться, ни вздохнуть.

Руки сзади - локоть каждой
Упирается в ладонь.
Я томлюсь любовной жаждой,
Разгорается огонь.

А последняя верёвка
И последний узелок,
Как печать - жестоко, ловко
Лягут точно между ног.

Мне и холодно, и жарко,
И вот именно когда
Кожа под верёвкой ярко
Покраснеет от стыда,

Плотно и слегка небрежно,
Отпуская тормоза,
Шёлк повязки тихо, нежно
Закрывает мне глаза.

Вот и всё. Готово дело.
Можно лишь сидеть и ждать,
Слушать собственное тело,
Наслаждаться и страдать,

Задыхаясь от волненья,
Растирая в кровь соски,
Ощущать прикосновенья
Сильной ласковой руки,

Или плётку из резины -
Вспышку в шёлковой ночи,
Или капли стеарина
От расплавленной свечи.

Быть моделью, куклой даже,
Плакать, биться и кричать,
И, когда тебе прикажут,
В муках наконец кончать.

После, лёжа на циновке,
Замирая, чуть дыша,
Вздрагивать, когда верёвки
Режет лезвие ножа,

Вздрагивать, когда мурашки
Бегают туда-сюда,
Вздрагивать, когда из чашки
На лицо течёт вода,

Вздрагивать, когда с окраин
Кровь по венам закипит,
Вздрагивать, когда Хозяин
Тихо шепчет: "Потерпи."

Ног не чую, ломит руки,
Еле ими шевелю.
Ненавижу эти муки,
Ненавижу. и люблю!

Goethe
27.03.2006, 21:49
Спасибо за интересную тему. Очень понравились второе и последнее стихотворения.

Elairedeluz
06.11.2006, 23:29
Нннн да, во всяком случае какое-то неподдельное разнообразие в этой теме.

Дэнни
14.11.2006, 04:53
Очень даже не дурственно. Особенно последний... Порадовал!

-Алекс-
19.12.2006, 10:00
Танука рулит!!! Где-то была ссылка на ее страничку на stihi.ru, найду-выложу. А мне нравится вот это:

Сестрички 2 (Апгрейд садизма)


Сестрёнка в латексе, я в коже:
Я - Госпожа, она - раба.
Она неряшлива, я тоже,
А значит, прибирать судьба.

Пока родители на даче,
Четыре очень долгих дня
Мы с ней одни, а это значит,
Ей надо слушаться меня.

Она в корсете и чулочках,
И в туфельках на каблуках.
Трусишки и чернее ночи
Перчатки на её руках.

Я ей дала надеть для пробы
Комплектик этого белья,
И отполировала, чтобы
Сверкала куколка моя.

Резиновый костюмчик этот
Я покупала втихаря
В июне, позапрошлым летом,
Свой образ заново творя.

Как я изыскивала средства,
Как экономила на всём,
Как я о нём мечтала с детства,
И как мне славно было в нём!

Но мне теперь уж, если честно,
Корсетик безнадёжно мал…
Хотя давно ли тесно-тесно
Он мою талию сжимал?

И то, сказать по правде надо -
Он классно смотрится на ней!
Края сошлись, шнуровка рядом,
Фигурка выглядит стройней,

Спина натянута, как струнка,
А грудки с попкой наотлёт.
Ох, парни изойдут на слюнки,
Когда девчонка подрастёт!..

Моя любимая сестричка!
Я помню маленькой её -
Цыплячья грудка, ножки-спички,
Везде всего недостаёт.

И лишь глаза: заглянут в душу -
И сразу станет ясно вам,
Однажды парни, словно груши,
Повалятся к её ногам.

А как восторженно-печально
Она смотрела на сестру,
Когда у зеркала, что в спальне,
Я одевалась поутру!

Как ещё сонная немножко,
Прилежно и со всех сторон
Разглаживала я на ножках
Прозрачный тоненький капрон.

Как в чашечках и на бретельках,
Как будто маленьких детей,
Устраивала в колыбельках
Я прелести своих грудей.

Как одолев, наверно, тридцать
Шнурочков или ремешков,
Встаю на тонкие копытца
Точёных модных каблучков…

И как ты плакала в подушку,
Как бесновалась, словно псих,
Боясь, что вырастешь дурнушкой.
А кто не плакал? Нет таких!

Как ты потом, от боли млея,
Тянула «вишенки» свои,
Желая, чтоб они скорее
Набухли так же, как мои!

Как шла на каблуках нетвёрдо,
Колготки морщили, а ты,
Расхаживала в них так гордо,
Как королева красоты!..

А как изрезала нарочно
(К тому же, и не в первый раз)
Трусишки детские в горошек
И запихала под матрас?..

И после, из моих запасов,
Сестре об этом не сказав,
Таскала в стиле «садо-мазо»
Другие - в чёрных кружевах?

Ты думала, я не замечу,
Ты думала, всё обошлось,
А я решила в тот же вечер
Воспринимать тебя всерьёз.

Так будь теперь моей собачкой
И привыкай к своей судьбе -
На четвереньках, на карачках
Придётся двигаться тебе!

(Игра в собачку, между нами, -
Моя любимая игра:
Прекрасно смотрятся при даме
Ошейник, цепь и конура ;-)

Ну, конуру найдём на даче.
А ныне я любуюсь, как
Моя сестричка, чуть не плача,
По полу пятится, как рак.

Как латекс облегает туже
И отражает каждый луч…
И тут я слышу, как снаружи
В двери ворочается ключ!!!

Как быть?! Закрыться на защёлку?
Раздеться? Прятаться? Бежать?
Да нету никакого толку -
Что тут успеешь предпринять?..

Родители. Немая сцена:
Сестрёнка с тряпкою в руке,
Весь пол в разводах мыльной пены,
И я с сестрой на поводке…

И тут я вижу в изумленьи,
Как мама, с радостным лицом,
Встаёт пред мужем на колени,
(А для меня - перед отцом)!

Стою и слышу, как в тумане,
Как папа, на расправу скор,
Мне и сестре (и даже - маме)
Выносит строгий приговор.

Поскольку мы уже не дети,
То снисхожденья больше нет.
И вот я под угрозой плети
Затянута в другой корсет.

Но этот поражает весом -
Такой податливый на вид,
Внутри армирован железом:
Стан будто в формочку залит.

Мой бог, а я ещё считала,
Что мой корсетик тесен мне…
Да эта клетка из металла
Теснее прежнего вдвойне!!!

И ладно бы ещё теснее:
Внутри сплошные бугорки,
Намного моего длиннее,
И в дырочки глядят соски!

Но мало этого! - прищепки,
Вибратор в попке на ремне…
Да что ни говори, а крепко
Достанется сегодня мне!

И вот я тоже на коленях,
В ошейнике и на цепи.
Какое это униженье!
Но раз наказана - терпи.

Украдкой и вполоборота
Сестрёнка смотрит на меня.
Я ей киваю: «За работу.
А то отведаем ремня».

Вот так, негаданно-нежданно,
Как ты его не назови,
Произошёл такой желанный
«Апгрейт» садизма до любви:

В то лето мы другими стали,
Меж нами нету больше ссор,
И два ошейника из стали
Объяли шеи двух сестёр.

И мы учились понемногу,
Чему-нибудь и как-нибудь ;-),
И нас родители в дорогу
Благословили в добрый путь.

Но тяжела дорога жизни,
И как же нелегко найти
Среди любителей садизма
Того, с которым по пути!

Мне уже встретился мой Мастер,
И я им порабощена.
Я наконец познала счастье.
Сестра… Сестра пока одна.

Она приходит к нам под вечер,
И, если я не занята,
То Мастер разрешает встречу,
И как мы счастливы тогда!

Она опять и снова, снова
(Коль мой Хозяин разрешил)
Часами примерять готова
Резину, кожу и винил.

И с тем же самым выраженьем,
Как в детстве - и опять без слов -
Исподтишка глядит на звенья
Моих тяжёлых кандалов,

На мой заклёпаный ошейник,
На шар чугунного ядра -
Они дороже украшений
Из золота и серебра.

И доля рабская в оковах
Ей только снится в сладких снах:
Никто ей не подарит снова
Второго детства в кандалах.

Но время не стоит, как в склепе.
Я верю, что придёт пора,
Когда свои наденет цепи
Моя любимая сестра,

Привыкнет быть покорной, нежной,
Послушной - только позови,
И станет узницей прилежной
Бессрочной каторги любви.

И будет жить и видеть счастье
В служеньи Мастеру, а тот
От всех невзгод и всех напастей
Свою рабыню сбережёт.

А мне и страшно, и неймётся,
И сладко дожидаться дней,
Когда воспитывать придётся
Своих и сёстриных детей.

*
Танука

Lacrima Mosa
19.12.2006, 18:02
Танука
Сестрички 2 (Апгрейд садизма)

милые стихи. оч порадовали))).