> > > >

 
04.11.2005, 18:19   #
Инкогнито
 
 
Регистрация: 19.05.2005
Сообщений: 10
По умолчанию Архив


Просмотр полной версии : Что-то давнее и непонятное...


uncle_leennie
21.04.2009, 02:22
Написал оччень давно. строго не судить=)
Под моей подушкой вдруг что-то зажурчало. Рука привычно достала из-под нее мобильный телефон, который был для меня олицетворением вершины проявления дизайнерской мысли, несмотря на то, что ему уже давно нужно было стать экспонатом музея. В мыслях мелькнуло что-то неясное, похоже на бормотание старого холодильника. С пребольшим нежеланием, на которое только способная «сова» я поднялся с постели, в одной руке держа телефон, второй закрывая свой рот в протяжном зевке.
Телефон у меня был давно. Я грезил этой моделью больше года. За глуповато-смешную цену я приобрел его, неожиданно попав в магазин своей знакомой, где и увидел мобильный. С того времени он остается неизменным моим спутником вот уже на протяжении более чем четырех лет.
Теперь, когда у меня было вдоволь денег, чтобы купить себе самую новую модель телефона, я этого не хотел... Просто он был воспоминанием нелегких времен, которые остались в прошлом. Он был для меня талисманом. Наверное, для кого-то это все казалось бы ерундой, но не для меня.
Утро поздравило меня своей будничностью. Ой, я же совсем забыл, что сегодня выходной. Внезапно захотело закутаться в одеяло, и спать, пока не осточертеет, или не разбудит голод, спать вплоть до самого вечера. «Довольно уже...», подумал и зевнул, чуть не глотнув целую комнату. Присев на край кровати, стал ее рассматривать.
Два года назад я переехал в эту квартирку. Она тогда казалась эталоном убогости, который нужно демонстрировать рядом с платиновым метром и килограммом, которые находились в недосягаемом Париже. Убогость не была сделана из драгоценного металла, а с двух комнатушек, кухни и ванной с туалетом.
Помню, как меня нежданно пленили голые стены с облезлыми обоями и потресканный линолеум на полу, когда я впервые ступил на порог своего будущего жилья. Стены казались гротескными и выступали жестким унисоном к моему стилю жизни. Стоя посреди комнаты, я закрыл свои глаза и невольно спонтанно вообразил, как вокруг звучит музыка. Не раскрывая глаз, додумывал движения руками в такт музыке среди этих облезлых стен. «То, что нужно!..», подумал тогда я и согласился на предложенную хозяином цену. Она была целиком оправданной и отвечала эталону в полному его понимании. Деньги были для меня не настолько важными, когда речь шла об оплате такого продукта, как собственный покой и атмосфера полного творческого вдохновения. Она была в самый раз такой в этой квартире.
Через два года ничего в комнате не изменилось. Совсем не переродилась ни атмосфера полного творческого вдохновения, ни мой покой.
Созерцая на облезлые стены, с наклеенными на них плакатами, моими собственными рисунками и фотокарточками знакомых мне людей, я ощущал тот самый покой, что и два года назад. Но он чему-то казался напряженным, будто согнутое в сторону лезвие ножа. Какая-то загадочная тоска проникала мне в голову, не давая в полной мере насладиться ритуалом пробуждения. «Это все через сон, забудь ты его...», что-то именно подумалось в голове.
Сны мне снились очень редко и все время какие-то чудные. Одни цветные, другие - черно-белые, в стиле фильмов тридцатых лет. Все они были олицетворением странного и непонятного фольклора моей души. Будто тебе рассказывают старую сказку из твоего детства. Где-то ты ее уже слышал. Как раз такое происходит с моими снами. Все они похожие на то, что я уже когда-то видел, чуял, или пережил. Все, но не этот сон. Он казался мне целиком незнакомым, будто чужим. Сном, которого я украл у какого-то человека и заставил его себе присниться.
“Все, забыл...” - мысленно сказал я себе, встал и включил ноутбук, стараясь начать новый день из двойной порции музыки. Под жесткие гитарные ритмы я начал делать зарядку, стараясь прогнать из тела остатки сна. Вылив из своего тела остатки седьмого пота, ощутил себя до конца пробужденным, а мой мозг стал целиком способным к тому, чтобы породить мысль - как провести эти выходные.
Зайдя в ванную, начал умывать свое лицо холодной водой. “О, не помешало бы побриться!”, - подумал, глянув на свое отображение в треснувшем зеркале. Завязав хвостиком свой волосы, чтобы не мешало, я начал обычную процедуру.
Кухня как всегда встретила меня немытыми тарелками. С их груды я выбрал наиболее грязную и усердно вымыл ее. Вытерев ее полотенцем, я насыпал в ней яичницу с кусками еще сырого мяса - обычный завтрак холостяка.
Утренних газет я не читал, телевизора у меня не было, поэтому во время завтрака я только слушал музыку, стараясь пережевать сырое мясо.
Когда с трапезой было закончено, я зашел в комнату, сел на кровать возле рабочего стола, взял ноутбук и решил почитать свою почту. Как я этого и ожидал, мне никто не написал.
Весна всегда радовала меня своей приятной теплой погодой, возрождением всей живой природы. В этом году апрель был на чудо теплым месяцем. Поэтому я решил долго не засиживаться дома, наслаждаясь своей неизлечимой хандрой, а пойти куда-то прогуляться. Более всего хотелось сесть в какой-нибудь трамвай и ездить в нем целый день, смотря сквозь окно на незнакомых тебе людей, рассматривая машины, дерева, здания города N...
А более всего хотелось чего-то невероятного, какого-то приключения, путешествий и изменений...
Жизнь моя, не смотря на все осуществимые прихоти, вдруг показалась скучной и серой. Именно такая мысль постигла меня, когда я в третий раз ехал в том проклятом трамвае одним и тем же маршрутом. Внезапно захотело закричать и выйти из него и бежать. Нет значения куда бежать, только бы убежать подальше с отсюда. А бежать было некуда...
Я возвратился к своему дому. Лег на кровать и начал думать о своей жизни. “Чего я достиг за это время?”, - подумал я. У меня есть собственное дело, которое приносит мне большие деньги и удовлетворение. Нет, деньги не важные для моей жизни. А вот удовлетворение от сделанной работы - так. Все на работе своего шефа меня одиноким чудаком, некоторые маньяком.
Я начал припоминать самые приятные моменты своей жизни. И чему-то на мысль спадали всяческие там смешные случаи или праздники в честь рождения моих друзей. А вот собственного такого воспоминания, от которого на души делалось тепло, почему-то не было. И вдруг вспомнился один миг.
…Море, которое влечет своей бездной и широтой, казалось порождением доисторических времен, когда землю заселяли никем невиданные звери и растения. Сколько глаз мог постичь, везде была вода. Она пенистой шерстью накатывалась на прибрежный песок, смывая его в бездну. Казалось, прошло миллион лет, но море так и не побороло суши, не утопило в себе. Оно старательно, с каждой волной смывало берег, но он оставался недвижимым. И когда морю надоедало это, оно сердилось на берег и на свою беспомощность, воплощенную в труде Сизифа и обижалось штормом на все. Оно было готово раздавить берег и все, что на нем было ради своих эгоистических прихотей в виде марева увлечения суши. Волны с громом нападали на берег, надеясь разгромить его, но все было напрасным.
В такие времена море казалось невероятной силой, жестокой стихией, которая в порыве своей хаотичной бессмыслицы способно принести невероятный вред. Таким однажды я увидел его, решив наведаться к пляжу пасмурного дня.
Людей воле берега было не очень много. Все они стояли в стороне громоздких волн. Море смотрело на них и старалось вызвать в их никчемных смертных душах чувства. Одни были равнодушны к фантому природы, для них шторм был созерцанием одной из картин Айвазовського в не очень удачной репродукции. Другие - что-то похоже на животный страх перед чем-то большим и страшным, как море во время шторма.
Но никто не ощущал лишь одного - самого гнева моря, его страданий и упрямства в равнодушном деле. Никто, кроме меня и того старого однорукого моряка, который сидел на камне поблизости волн.
Смотря в немой потолок, я все думал и думал о море.
Мне вдруг захотело увидеть его. Ощутить еще раз то чувство моря. Как много лет назад, стоя на береге Феодосии, очарованным его гневом, болью, и воплем чаек.

uncle_leennie
21.04.2009, 02:23
2
Симферопольский вокзал никак не изменился через много лет. Как и в первый раз, когда я своими детскими ногами ступил на крымскую землю, так и сейчас, пред мной стояла одна и та самая картина. Кто-то иной на моем месте должен был прийти в изумление от отсутствия перемен, но не я. Факт того, что все было почти таким, как и много лет тому назад, не вызвал у меня ни капли удивления. Наоборот, ощущение было таким, будто я каждый день здесь бывал.
Султан покинул свой замок, забрав свою челядь и всех женщин из гарема. Будто испугавшись того, что его ждет смерть от звука поезда, который будет прибывать к его резиденции чуть ли не каждые пятнадцать минут. Время не затронуло эти стены с арабскими орнаментами, фонтана, в котором искрилась прозрачная вода.
Но нет, все же таки затронуло своей неумолимо-жесткой рукой прогресса. Со всех сторон шли навстречу друг другу люди, на древних стенах мерцали текстом огромные мониторы, диспетчер исполнял свой долг монотонным голосом, дополняя всю эту картину какофонией хаоса и неуловимой бессмыслицей.
На миг мне показалось, что вот из этого коридора выйдет орда стражников и по приказу султана порешит всех неверных, что ходили туда-сюда, своими блестящими кривыми ятаганами. Море крови и бездыханные тела укроют весь замок, а диспетчер и в дальнейшем будет монотонно бубнить, не видя этого...
Картина ужаса настолько нереально поразила мое сознание, что я на миг испугался. Своими помыслами уже ничего не изменишь. Замок уже не замок, а вокзал.
Новое назначение здания чему-то меня огорчало, когда я проходил его коридорами, населенными шумными компаниями. Впечатление было таким, будто через Лувр пробегала хмельная компания футбольных болельщиков, а на них созерцали со всех сторон шедевры искусства. Вот так и на меня смотрели эти древние стены. Было как-то жутко и нереально, поэтому я решил поскорей выйти из вокзала на улицу.
Я смотрел на поле возле дороги. Поле вокруг уже успело породить зеленые травинки пшеницы. Вдали, будто прибитые к горизонту, виднелись горы Крыма. Я попросил таксиста выключить радио, открыл окно и начал наслаждаться запахами крымской поздней весны.
Все было как в первый раз. Та де самая природа, те же горы исполинскими валунами закрывали часть горизонта. Все было таким же, на этой дороге Севастополь-Феодосия. Все, кроме меня. Я стал взрослее, время убило во мне юношескую наивность, открыло горькую правду земного существования. О, время, какое ты неумолимое!..
Солнце пыталось перешагнуть последнюю ступеньку горизонта и уйти на заслуженный отдых в обетованные края запада. Море же, не отпуская его, пыталось своей гладью уловить хотя-бы незримое количество лучей и донести его к берегу на волнах штиля. Вода казалась темно синего цвета с переливами разлитой ртути. Окаменевшее небо покрывалось серыми тучами, предрекая начало шторму. Ветер, еще слабый и детский, играл с такими же волнами, удерживая на незримых руках сотни чаек, что проклинали вест этот вид своими криками.
Море начинало злиться. Волны смиренно накатывались на берег, становясь с каждым движением вперед-назад все сильнее и выше. Стихия пробудилась в порыве своего величия и мести.
Пена накатывалась на мои мокрые и босые ноги и манила ступить вслед за ней, в бездну. Отдаленный край горизонта начали покрывать грозовые тучи.
Я стоял, и ветер развевал мои волосы в сторону, противоположному движению волн. Все казалось таким знакомым и до боли живописным.
Так вот зачем невидимая сила толкнула меня приехать сюда и снова увидеть все это, всю борьбу и страдание стихии. Только ради того, чтоб посмеяться над морем, почувствовать его боль в порыве страданий? Нет, наверное…

Santanika
21.04.2009, 16:33
Созерцать на...
Гитарные ритмы...
Насыпал яичницу...
Никем не виданные...
"Она пенистой шерстью накатывалась на прибрежный песок, смывая его в бездну. Казалось, прошло миллион лет" - шедевр!!!
Если забить на эти мелочи, то что то в этом есть...Напоминает кого то...Какого то современного автора...Или это просто общая черта всех современных авторов - такая манера сухо и подробно излагать.

Не знаю...Недооформлено однозначно ) и похоже на работу он-лайн переводчика типа Гугл

uncle_leennie
21.04.2009, 16:41
да, писалось все давно и без редактуры. хорошие замечания!

Santanika
21.04.2009, 16:48
Адски сложно читать белый текст на сером фоне, кстати, все глаза теперь в кучу:bruise:

)

uncle_leennie
21.04.2009, 16:57
нада было скопипастить в Ворду

PoGo
21.04.2009, 20:00
надо было скопипастить в ворд, потом хорошенько отредактировать для удобоваримого прочтения и распечатать, добавив несколько иллюстрация (количество и тема по вкусу):eek:

uncle_leennie
21.04.2009, 20:12
увы, не с факультета журналистики мы

PoGo
21.04.2009, 21:23
да это и не критика...так, шутки шучу)


Просмотр полной версии : Что-то давнее и непонятное...


uncle_leennie
21.04.2009, 20:12
увы, не с факультета журналистики мы

uncle_leennie
21.04.2009, 02:22
Написал оччень давно. строго не судить=)
Под моей подушкой вдруг что-то зажурчало. Рука привычно достала из-под нее мобильный телефон, который был для меня олицетворением вершины проявления дизайнерской мысли, несмотря на то, что ему уже давно нужно было стать экспонатом музея. В мыслях мелькнуло что-то неясное, похоже на бормотание старого холодильника. С пребольшим нежеланием, на которое только способная «сова» я поднялся с постели, в одной руке держа телефон, второй закрывая свой рот в протяжном зевке.
Телефон у меня был давно. Я грезил этой моделью больше года. За глуповато-смешную цену я приобрел его, неожиданно попав в магазин своей знакомой, где и увидел мобильный. С того времени он остается неизменным моим спутником вот уже на протяжении более чем четырех лет.
Теперь, когда у меня было вдоволь денег, чтобы купить себе самую новую модель телефона, я этого не хотел... Просто он был воспоминанием нелегких времен, которые остались в прошлом. Он был для меня талисманом. Наверное, для кого-то это все казалось бы ерундой, но не для меня.
Утро поздравило меня своей будничностью. Ой, я же совсем забыл, что сегодня выходной. Внезапно захотело закутаться в одеяло, и спать, пока не осточертеет, или не разбудит голод, спать вплоть до самого вечера. «Довольно уже...», подумал и зевнул, чуть не глотнув целую комнату. Присев на край кровати, стал ее рассматривать.
Два года назад я переехал в эту квартирку. Она тогда казалась эталоном убогости, который нужно демонстрировать рядом с платиновым метром и килограммом, которые находились в недосягаемом Париже. Убогость не была сделана из драгоценного металла, а с двух комнатушек, кухни и ванной с туалетом.
Помню, как меня нежданно пленили голые стены с облезлыми обоями и потресканный линолеум на полу, когда я впервые ступил на порог своего будущего жилья. Стены казались гротескными и выступали жестким унисоном к моему стилю жизни. Стоя посреди комнаты, я закрыл свои глаза и невольно спонтанно вообразил, как вокруг звучит музыка. Не раскрывая глаз, додумывал движения руками в такт музыке среди этих облезлых стен. «То, что нужно!..», подумал тогда я и согласился на предложенную хозяином цену. Она была целиком оправданной и отвечала эталону в полному его понимании. Деньги были для меня не настолько важными, когда речь шла об оплате такого продукта, как собственный покой и атмосфера полного творческого вдохновения. Она была в самый раз такой в этой квартире.
Через два года ничего в комнате не изменилось. Совсем не переродилась ни атмосфера полного творческого вдохновения, ни мой покой.
Созерцая на облезлые стены, с наклеенными на них плакатами, моими собственными рисунками и фотокарточками знакомых мне людей, я ощущал тот самый покой, что и два года назад. Но он чему-то казался напряженным, будто согнутое в сторону лезвие ножа. Какая-то загадочная тоска проникала мне в голову, не давая в полной мере насладиться ритуалом пробуждения. «Это все через сон, забудь ты его...», что-то именно подумалось в голове.
Сны мне снились очень редко и все время какие-то чудные. Одни цветные, другие - черно-белые, в стиле фильмов тридцатых лет. Все они были олицетворением странного и непонятного фольклора моей души. Будто тебе рассказывают старую сказку из твоего детства. Где-то ты ее уже слышал. Как раз такое происходит с моими снами. Все они похожие на то, что я уже когда-то видел, чуял, или пережил. Все, но не этот сон. Он казался мне целиком незнакомым, будто чужим. Сном, которого я украл у какого-то человека и заставил его себе присниться.
“Все, забыл...” - мысленно сказал я себе, встал и включил ноутбук, стараясь начать новый день из двойной порции музыки. Под жесткие гитарные ритмы я начал делать зарядку, стараясь прогнать из тела остатки сна. Вылив из своего тела остатки седьмого пота, ощутил себя до конца пробужденным, а мой мозг стал целиком способным к тому, чтобы породить мысль - как провести эти выходные.
Зайдя в ванную, начал умывать свое лицо холодной водой. “О, не помешало бы побриться!”, - подумал, глянув на свое отображение в треснувшем зеркале. Завязав хвостиком свой волосы, чтобы не мешало, я начал обычную процедуру.
Кухня как всегда встретила меня немытыми тарелками. С их груды я выбрал наиболее грязную и усердно вымыл ее. Вытерев ее полотенцем, я насыпал в ней яичницу с кусками еще сырого мяса - обычный завтрак холостяка.
Утренних газет я не читал, телевизора у меня не было, поэтому во время завтрака я только слушал музыку, стараясь пережевать сырое мясо.
Когда с трапезой было закончено, я зашел в комнату, сел на кровать возле рабочего стола, взял ноутбук и решил почитать свою почту. Как я этого и ожидал, мне никто не написал.
Весна всегда радовала меня своей приятной теплой погодой, возрождением всей живой природы. В этом году апрель был на чудо теплым месяцем. Поэтому я решил долго не засиживаться дома, наслаждаясь своей неизлечимой хандрой, а пойти куда-то прогуляться. Более всего хотелось сесть в какой-нибудь трамвай и ездить в нем целый день, смотря сквозь окно на незнакомых тебе людей, рассматривая машины, дерева, здания города N...
А более всего хотелось чего-то невероятного, какого-то приключения, путешествий и изменений...
Жизнь моя, не смотря на все осуществимые прихоти, вдруг показалась скучной и серой. Именно такая мысль постигла меня, когда я в третий раз ехал в том проклятом трамвае одним и тем же маршрутом. Внезапно захотело закричать и выйти из него и бежать. Нет значения куда бежать, только бы убежать подальше с отсюда. А бежать было некуда...
Я возвратился к своему дому. Лег на кровать и начал думать о своей жизни. “Чего я достиг за это время?”, - подумал я. У меня есть собственное дело, которое приносит мне большие деньги и удовлетворение. Нет, деньги не важные для моей жизни. А вот удовлетворение от сделанной работы - так. Все на работе своего шефа меня одиноким чудаком, некоторые маньяком.
Я начал припоминать самые приятные моменты своей жизни. И чему-то на мысль спадали всяческие там смешные случаи или праздники в честь рождения моих друзей. А вот собственного такого воспоминания, от которого на души делалось тепло, почему-то не было. И вдруг вспомнился один миг.
…Море, которое влечет своей бездной и широтой, казалось порождением доисторических времен, когда землю заселяли никем невиданные звери и растения. Сколько глаз мог постичь, везде была вода. Она пенистой шерстью накатывалась на прибрежный песок, смывая его в бездну. Казалось, прошло миллион лет, но море так и не побороло суши, не утопило в себе. Оно старательно, с каждой волной смывало берег, но он оставался недвижимым. И когда морю надоедало это, оно сердилось на берег и на свою беспомощность, воплощенную в труде Сизифа и обижалось штормом на все. Оно было готово раздавить берег и все, что на нем было ради своих эгоистических прихотей в виде марева увлечения суши. Волны с громом нападали на берег, надеясь разгромить его, но все было напрасным.
В такие времена море казалось невероятной силой, жестокой стихией, которая в порыве своей хаотичной бессмыслицы способно принести невероятный вред. Таким однажды я увидел его, решив наведаться к пляжу пасмурного дня.
Людей воле берега было не очень много. Все они стояли в стороне громоздких волн. Море смотрело на них и старалось вызвать в их никчемных смертных душах чувства. Одни были равнодушны к фантому природы, для них шторм был созерцанием одной из картин Айвазовського в не очень удачной репродукции. Другие - что-то похоже на животный страх перед чем-то большим и страшным, как море во время шторма.
Но никто не ощущал лишь одного - самого гнева моря, его страданий и упрямства в равнодушном деле. Никто, кроме меня и того старого однорукого моряка, который сидел на камне поблизости волн.
Смотря в немой потолок, я все думал и думал о море.
Мне вдруг захотело увидеть его. Ощутить еще раз то чувство моря. Как много лет назад, стоя на береге Феодосии, очарованным его гневом, болью, и воплем чаек.

uncle_leennie
21.04.2009, 02:23
2
Симферопольский вокзал никак не изменился через много лет. Как и в первый раз, когда я своими детскими ногами ступил на крымскую землю, так и сейчас, пред мной стояла одна и та самая картина. Кто-то иной на моем месте должен был прийти в изумление от отсутствия перемен, но не я. Факт того, что все было почти таким, как и много лет тому назад, не вызвал у меня ни капли удивления. Наоборот, ощущение было таким, будто я каждый день здесь бывал.
Султан покинул свой замок, забрав свою челядь и всех женщин из гарема. Будто испугавшись того, что его ждет смерть от звука поезда, который будет прибывать к его резиденции чуть ли не каждые пятнадцать минут. Время не затронуло эти стены с арабскими орнаментами, фонтана, в котором искрилась прозрачная вода.
Но нет, все же таки затронуло своей неумолимо-жесткой рукой прогресса. Со всех сторон шли навстречу друг другу люди, на древних стенах мерцали текстом огромные мониторы, диспетчер исполнял свой долг монотонным голосом, дополняя всю эту картину какофонией хаоса и неуловимой бессмыслицей.
На миг мне показалось, что вот из этого коридора выйдет орда стражников и по приказу султана порешит всех неверных, что ходили туда-сюда, своими блестящими кривыми ятаганами. Море крови и бездыханные тела укроют весь замок, а диспетчер и в дальнейшем будет монотонно бубнить, не видя этого...
Картина ужаса настолько нереально поразила мое сознание, что я на миг испугался. Своими помыслами уже ничего не изменишь. Замок уже не замок, а вокзал.
Новое назначение здания чему-то меня огорчало, когда я проходил его коридорами, населенными шумными компаниями. Впечатление было таким, будто через Лувр пробегала хмельная компания футбольных болельщиков, а на них созерцали со всех сторон шедевры искусства. Вот так и на меня смотрели эти древние стены. Было как-то жутко и нереально, поэтому я решил поскорей выйти из вокзала на улицу.
Я смотрел на поле возле дороги. Поле вокруг уже успело породить зеленые травинки пшеницы. Вдали, будто прибитые к горизонту, виднелись горы Крыма. Я попросил таксиста выключить радио, открыл окно и начал наслаждаться запахами крымской поздней весны.
Все было как в первый раз. Та де самая природа, те же горы исполинскими валунами закрывали часть горизонта. Все было таким же, на этой дороге Севастополь-Феодосия. Все, кроме меня. Я стал взрослее, время убило во мне юношескую наивность, открыло горькую правду земного существования. О, время, какое ты неумолимое!..
Солнце пыталось перешагнуть последнюю ступеньку горизонта и уйти на заслуженный отдых в обетованные края запада. Море же, не отпуская его, пыталось своей гладью уловить хотя-бы незримое количество лучей и донести его к берегу на волнах штиля. Вода казалась темно синего цвета с переливами разлитой ртути. Окаменевшее небо покрывалось серыми тучами, предрекая начало шторму. Ветер, еще слабый и детский, играл с такими же волнами, удерживая на незримых руках сотни чаек, что проклинали вест этот вид своими криками.
Море начинало злиться. Волны смиренно накатывались на берег, становясь с каждым движением вперед-назад все сильнее и выше. Стихия пробудилась в порыве своего величия и мести.
Пена накатывалась на мои мокрые и босые ноги и манила ступить вслед за ней, в бездну. Отдаленный край горизонта начали покрывать грозовые тучи.
Я стоял, и ветер развевал мои волосы в сторону, противоположному движению волн. Все казалось таким знакомым и до боли живописным.
Так вот зачем невидимая сила толкнула меня приехать сюда и снова увидеть все это, всю борьбу и страдание стихии. Только ради того, чтоб посмеяться над морем, почувствовать его боль в порыве страданий? Нет, наверное…

PoGo
21.04.2009, 20:00
надо было скопипастить в ворд, потом хорошенько отредактировать для удобоваримого прочтения и распечатать, добавив несколько иллюстрация (количество и тема по вкусу):eek:

Santanika
21.04.2009, 16:48
Адски сложно читать белый текст на сером фоне, кстати, все глаза теперь в кучу:bruise:

)

uncle_leennie
21.04.2009, 16:57
нада было скопипастить в Ворду

Santanika
21.04.2009, 16:33
Созерцать на...
Гитарные ритмы...
Насыпал яичницу...
Никем не виданные...
"Она пенистой шерстью накатывалась на прибрежный песок, смывая его в бездну. Казалось, прошло миллион лет" - шедевр!!!
Если забить на эти мелочи, то что то в этом есть...Напоминает кого то...Какого то современного автора...Или это просто общая черта всех современных авторов - такая манера сухо и подробно излагать.

Не знаю...Недооформлено однозначно ) и похоже на работу он-лайн переводчика типа Гугл

uncle_leennie
21.04.2009, 16:41
да, писалось все давно и без редактуры. хорошие замечания!

PoGo
21.04.2009, 21:23
да это и не критика...так, шутки шучу)